Фото породы собаки нуреонги

Нуреонги – красивая собака. Чисто визуально: крупная, с ярким рыжим окрасом и вообще экстерьером, выдающим родственные крови с пастушьими собаками, близкими к линии овчарок. Корейски люди выводят нуреонги исключительно для еды. Поэтому для них нуреонги – это не pet, а livestock, как говядина или свинина.

Каким-то непонятным образом позволил втянуть себя в теоретическую дискуссию о потреблении в пищу собачьего мяса. Начинал погружение в тему с одного – простого любопытство к породе собак нуреонги – а закончил совершенно парадоксальными мыслями.

Нуреонги – красивая собака. Чисто визуально: крупная, с ярким рыжим окрасом и вообще экстерьером, выдающим родственные крови с пастушьими собаками, близкими к линии овчарок. Корейски люди выводят нуреонги исключительно для еды. Поэтому для них нуреонги – это не pet, а livestock, как говядина или свинина.

Фото породы собаки нуреонги

Первое откровение, которое меня сразило наповал своей непостижимой логикой: оказывается, в Корее проводят разграничение между собаками для домашнего пользования и собаками для питания. Первых в стране 882 тысячи (данные за 1998 год – единственные, какие нашел), их обхаживают в квартирах, выгуливают на поводках, покупают для них специальное питание в супермаркетах. Вторых 2 миллиона 250 тысяч, и их жрут.

Фото породы собаки нуреонги

Логика эта для меня непостижима, потому что это абсолютно то же самое, как если бы мы здесь, в России, или Америке дружили со шведами и итальянцами и при этом употребляли в пищу, скажем, евреев или негров. Глядя на нуреонги, еще больше впадаешь в непонятку, потому что эта самая популярная для пожирания собака своим внешним видом максимально передает родовые признаки собаки как таковой. Скажем, чау-чау визуально выпадают из типичного ряда (тут можно было привязать каким-то боком параллель с неграми), но нуреонги?!

Фото породы собаки нуреонги

Впрочем, менталитет нации, в которой концептуально – и на уровне языка и на уровне чувств – отсутствуют такие понятия как «любовь» и «дружба» (в общечеловеческих представлениях, разумеется, у корейцев есть собственные уникальные параллели для того и другого: любовь – как чистая физиология и дружба – как обтирание сослуживцев друг об друга на совместных мероприятиях), меня совершенно не интересует. Поэтому я решил продолжить исследование собакоедения и посмотреть, как обстоят с ним дела в других частях света.

Фото породы собаки нуреонги

Оказалось, что дела обстоят очень печально. Собак жрали и продолжают жрать самые разнообразные народы: камерунцы, ганцы, нигерийцы, китайцы, индонезийцы (не мусульмане), новозеландцы, полинезийцы, таиландцы, узбеки, вьетнамцы. Ацтеки, главные монстры в истории человечества, так же как и китайцы/корейцы, выводили специальную породу собак для пожирания – шолоицквинтли.

Фото породы собаки нуреонги

Самое, однако, поразительное – впереди. Я узнал, что у европейских народов также существует давняя традиции поедать основных «друзей человека». И если в Германии, Бельгии и Голландии собак ели не по доброй воле – только во времена войн, голода и прочих лишений, то во Франции и Швейцарии собачатина исторически была в ходу почти как деликатес. В Швейцарии из собачьего мяса готовят колбасы и вяленые полоски (Hundeschinken), а одно блюдо – gedörrtes Hundefleisch – вообще входит в поваренную книгу.

Теперь о парадоксальной мысли, посетившей меня в процессе изучения темы. Главный аргумент защитников потребления собачьего мяса в пищу: нет никакой разницы между различными видами домашних животных. Pets и lovestock, по сути, одно и то же, а водораздел проходит исключительно по культурной и цивилизационной специфике. У одних народов собака – друг человека, у других (всех мусульман, например) – нечистое создание (вроде свиней, которых, в свою очередь, европейцы поедают с великим удовольствием), у третьих – служебный материал и пища (скажем, лайки у народов Севера, которых, помимо традиционного использования в качестве тягловой силы, также и жрут за милую душу, когда под рукой нет оленя).

Фото породы собаки нуреонги

И, знаете, что-то в этой логике мне показалось правильным. Почему можно есть корову, а собаку нельзя? Чем собака лучше?! Можно есть овец и коз, но нельзя кошек? В конце концов я пришел к мысли, что в данном вопросе, как и во всем остальном по жизни: назвался груздем – полезай в кузов!

Фото породы собаки нуреонги

В моем представлении табу является потребление в пищу любого мяса (чем, с божьей помощью, и промышляю уже 28-ой год). А водоразделы собака / корова – это от лукавого. Циничная мерзость. Или вы не едите вообще живых существ в принципе, или держите свои культурологические предпочтения при себе и не навязывайте окружающим. Я лично не вижу никакой разницы между пожиранием коров и собак. И то, и другое отвратительно. 

Основная порода собак для употребления в пищу в Корее — Нуреонги, или корейская съедобная собака, которая отличается от тех пород, которые содержатся в качестве домашних животных. Тем не менее, в 2015 году в СМИ были сообщения, что в пищу в Корее, кроме породы нуреонги, употребляются и многие другие породы собак, включая и бывших домашних питомцев. Различные породы собак также едят во многих других частях Восточной и Южной Азии, в том числе в некоторых регионах Китая и Филиппин.

Регулярно едят собачье мясо в Корее лишь небольшой процент населения, несмотря на то, что, по крайней мере, один раз в своей жизни собак пробовали до 30% южнокорейцев. В Корее существует большой музыкальный коллектив людей, которые выступают против практики употребления мяса собак. Однако у этого мяса есть и большая группа сторонников, которые выступают за сохранение традиционной культуры Кореи с ее многовековой историей.

собаки, которых едят в Корее

Согласно службе новостей BBC, в 2003 году в Корее приблизительно 4000-6000 ресторанов предлагали супы, приготовленные из мяса собаки. Эти супы стоят около 10$, а блюда из мяса собаки на пару с рисом — около 25$. BBC утверждает, что в год на корейских кухнях употребляется до 8500 тонн собачьего мяса.

Собачье мясо наиболее часто употребляется в течение летних месяцев, в виде супов или рагу. Считается, что подобные супы обеспечивают хорошее здоровье, уравновешивая жизненную энергию тела.

блюдо из собаки

Международное внимание

В 1988 году правительство Южной Корее призвало своих граждан во время летних олимпийских игр в Сеуле не употреблять мясо собаки, чтобы избежать огласки. Также на это время были закрыты все рестораны, где подавались наиболее популярные блюда из мяса собак, чтобы улучшить имидж страны. Тем не менее, в 1998 в обзорной статье сообщалось, что, несмотря на официальный запрет правительства в течение десяти лет, почти 20000 ресторанов продолжали готовить блюда из мяса собак.

Дискуссии на эту сложную для страны тему снова разгорелись в 2001 году во время чемпионата мира по футболу. Организаторы чемпионата под давлением группы по защите прав животных потребовали, чтобы правительство Кореи нашло возможные пути решения вопроса. Движение по защите прав животных побудило людей к бойкоту, если правительство не запретит продажу собачьего мяса в ресторанах Сеула. Однако это движение оказалось несправедливым и неуместным для большого количества корейцев и не изменило ситуацию.

Дискуссии об употреблении мяса собак в Корее

Некоторые люди в Корее, которые едят boshintang (переводится как «бодрящий суп»), полагают, что он обладает лечебными свойствами, и, в частности, повышает мужскую энергию. Мясо собак, как считается у корейцев, помогает сохранить тепловой баланс и может помочь избежать перегрева во время жары, хотя в Китае мясо собак употребляется в основном в зимние месяцы, так как китайцы считают, что оно наоборот, повышает тепло. Несмотря на это, никаких научных доказательств в поддержку подобных свойств и пользы для здоровья от употребления мяса собак, не существует.

Многие корейские буддисты считают употребление собачьего мяса преступлением. В отличие от говядины, свинины или птицы, собачье мясо не имеет легального статуса в качестве пищи в Южной Корее. Следовательно, хозяйства, которые выращивают и готовят собак различных пород, работают на полулегальном положении. Как результат, в Корее нет правил, требующих гуманного убоя собак на мясо.

Споры вокруг употребления мяса собак сосредоточены на методах забоя, которые включают использование электрического тока, удушение путем повешения и физическое забитие собаки до смерти. Иногда еще живых собак бросают в кипящую воду, чтобы удалить с них шерсть. Некоторые люди в Южной Корее считают, что мясо собак должны быть легализовано, чтобы легальные производители могли работать более гуманно и соблюдать санитарно-гигиеническим требования. Однако, опять же, многие люди считают, что подобная практика должна быть вообще запрещена законом.

В последнее время некоторые корейцы изменили свое отношение к пище из собачьего мяса и считают ее «ненужной жестокостью». Начиная с 1988 г, международные активисты по защите животных регулярно выступают против употребления мяса собак в Южной Корее. Тем не менее, корейские националисты защищают традиционные блюда корейской кухни и обвиняют активистов по защите животных в принуждении к «вестернизации». Опрос министерства сельского хозяйства Кореи в 2007 году показал, что 59% корейцев в возрасте до 30 лет не хотят есть собак. 62% людей из этой же возрастной группы заявили, что они считают собак домашними животными, а не едой. Многие молодые корейцы считают тех, кто едят собак, анахронистами.

Это порода собак  нуреонги, ее выводят, чтобы есть, так делают в Корее. В России теперь тоже есть, чем полакомиться гурманам. Мужик из Иркутска создал группу ВК «Мясной дворик», где продавал с доставкой на дом собачье мясо по 650 рублей за кг. У зоозащитников подгорело после этой записи

«В конце этой недели у вас появится уникальная возможность приобрести скандальную Нуреонги. Предложение ограничено 15-ю тушками, торопитесь!»

За 2 дня весь товар раскупили, а группу ВК заблокировали за «призывы к насильственным действиям». Но предприниматель из Иркутска не растерялся и анонсировал открытие новой группы, посвященной необычным рецептам из необычных продуктов».

Казнить — нельзя помиловать, — кричали все вокруг, особенно зоозащитники, но не все так просто в этой истории.

Корреспонденту «Комсомолки» удалось выйти на связь с Александром Нечаевым, тем самым предпринимателей, и взять у него интервью.

Сразу оговорю, что мы — служба доставки, а не производители. Мы сотрудничаем с областными фермерами, у которых есть все необходимые документы. Наша служба доставки существует 3 года, есть свои постоянные проверенные клиенты. Создание группы в соцсетях — это эксперимент, мы не нуждаемся в рекламе, так как наши контакты приносят стабильную прибыль и без лишнего пиара.

Мы торгуем говядиной, бараниной, свининой, курятиной, гусятиной, мясом дикого кабана, медвежатиной и нуреонги. Нуреонги разводит семья охотников под Братском, при жизни собаки имеют ветеринарные справки, прививки и прочее документальное сопровождение. В этом мясе пока ни разу заболеваний выявлено не было. 1 кг нуреонги стоит 650 рублей, печень за 1 кг — 450 — 500 рублей.

Конечно, после этого объяснения у меня отлегло, и я со спокойной душой отправился в интернет на поиски новой группы Александра, чтобы прикупить себе собачьего мясца. Однако, я забыл, что группу заблокировали, а новой еще нет.

Из интервью оказалось, что покупают нуреонги люди, которым необходимо правильно питаться из-за различных заболеваний, а собаку вывели специально для пищи, на селекцию этого вида потратили ни одну сотню лет.

Александр пожаловался, что ему приписывают издевательство над собаками и сравнивают с хабаровскими живодерками. При этом у предпринимателя есть пес по кличке Боцман. Он также считает, что «тролли от «зоозащиты» не видят разницу между гуманным убийством во имя пропитания и живодерством, что показывает уровень их необразованности».

Конечно, журналист «Комсомолки» связался со службой ветеренарии, где сказали, что в перечне животных, подлежащих убою в России, никаких собак нет, а с предпринимателем пытались неоднократно связаться, так на него поступало много жалоб, однако на звонки он не отвечает, а по указанному адресу мясо не продается.

Я почему-то сразу вспомнил историю про кролика. Был у меня на даче кролик, я его очень любил, кормил, ходил с ним гулять. А зимой мне на стол поставили тарелку с мясом, напоминающим по вкусу курицу.

— Что это? — спросил я, с усердием уплетая ужин.

— Помнишь кролика, с которым ты летом играл?

У меня были очень милые родители, люблю их. Я заплакал, доесть кролика не смог, но потом редко, но с удовольствием крольчатину все же ел.

Так вот, незнание — сила. Более того, если вы попробуете есть в темноте при полной тишине (заранее не зная, что вам поставят на стол), вы с трудом отличите мясо от рыбы. А точнее не отличите.

Я знаю, сколько сейчас тут будет ада в комментариях, поэтому даже не спрашиваю, жалко собачек или нет. Просто пример истории, которая станет народным достоянием еще на месяцы и месяцы вперед.

Вдогонку к предыдущему посту.

NB. Админ далеко не во всём согласен с автором нижеследующего текста, но информация, изложенная в нём, заслуживает внимания.

Внимание, фото +16. Не предназначено для детей, беременных и слабонервных!

«Каким-то непонятным образом позволил втянуть себя в теоретическую дискуссию о потреблении в пищу собачьего мяса. Начинал погружение в тему с одного — простого любопытство к породе собак нуреонги — а закончил совершенно парадоксальными мыслями.

Нуреонги — красивая собака. Чисто визуально: крупная, с ярким рыжим окрасом и вообще экстерьером, выдающим родственные крови с пастушьими собаками, близкими к линии овчарок. Корейски люди выводят нуреонги исключительно для еды. Поэтому для них нуреонги — это не pet, а livestock, как говядина или свинина.

Первое откровение, которое меня сразило наповал своей непостижимой логикой: оказывается, в Корее проводят разграничение между собаками для домашнего пользования и собаками для питания. Первых в стране 882 тысячи (данные за 1998 год — единственные, какие нашел), их обхаживают в квартирах, выгуливают на поводках, покупают для них специальное питание в супермаркетах. Вторых 2 миллиона 250 тысяч, и их жрут.

Логика эта для меня непостижима, потому что это абсолютно то же самое, как если бы мы здесь, в России, или Америке дружили со шведами и итальянцами и при этом употребляли в пищу, скажем, евреев или негров. Глядя на нуреонги, еще больше впадаешь в непонятку, потому что эта самая популярная для пожирания собака своим внешним видом максимально передает родовые признаки собаки как таковой. Скажем, чау-чау визуально выпадают из типичного ряда (тут можно было привязать каким-то боком параллель с неграми), но нуреонги?!

Впрочем, менталитет нации, в которой концептуально — и на уровне языка и на уровне чувств — отсутствуют такие понятия как «любовь» и «дружба» (в общечеловеческих представлениях, разумеется, у корейцев есть собственные уникальные параллели для того и другого: любовь — как чистая физиология и дружба — как обтирание сослуживцев друг об друга на совместных мероприятиях), меня совершенно не интересует. Поэтому я решил продолжить исследование собакоедения и посмотреть, как обстоят с ним дела в других частях света.

Оказалось, что дела обстоят очень печально. Собак жрали и продолжают жрать самые разнообразные народы: камерунцы, ганцы, нигерийцы, китайцы, индонезийцы (не мусульмане), новозеландцы, полинезийцы, таиландцы, узбеки, вьетнамцы. Ацтеки, главные монстры в истории человечества, так же как и китайцы/корейцы, выводили специальную породу собак для пожирания — шолоицквинтли.

Самое, однако, поразительное — впереди. Я узнал, что у европейских народов также существует давняя традиции поедать основных «друзей человека». И если в Германии, Бельгии и Голландии собак ели не по доброй воле — только во времена войн, голода и прочих лишений, то во Франции и Швейцарии собачатина исторически была в ходу почти как деликатес. В Швейцарии из собачьего мяса готовят колбасы и вяленые полоски (Hundeschinken), а одно блюдо — gedörrtes Hundefleisch — вообще входит в поваренную книгу.

Теперь о парадоксальной мысли, посетившей меня в процессе изучения темы. Главный аргумент защитников потребления собачьего мяса в пищу: нет никакой разницы между различными видами домашних животных. Pets и lovestock, по сути, одно и то же, а водораздел проходит исключительно по культурной и цивилизационной специфике. У одних народов собака — друг человека, у других (всех мусульман, например) — нечистое создание (вроде свиней, которых, в свою очередь, европейцы поедают с великим удовольствием), у третьих — служебный материал и пища (скажем, лайки у народов Севера, которых, помимо традиционного использования в качестве тягловой силы, также и жрут за милую душу, когда под рукой нет оленя).

И, знаете, что-то в этой логике мне показалось правильным. Почему можно есть корову, а собаку нельзя? Чем собака лучше?! Можно есть овец и коз, но нельзя кошек? В конце концов я пришел к мысли, что в данном вопросе, как и во всем остальном по жизни: назвался груздем — полезай в кузов!

В моем представлении табу является потребление в пищу любого мяса (чем, с божьей помощью, и промышляю уже 28-ой год). А водоразделы собака / корова — это от лукавого. Циничная мерзость. Или вы не едите вообще живых существ в принципе, или держите свои культурологические предпочтения при себе и не навязывайте окружающим. Я лично не вижу никакой разницы между пожиранием коров и собак. И то, и другое отвратительно».

В середине декабря жительница села Некрасовка под Хабаровском вышла в магазин и наткнулась на брошенный пакет. Из него торчали останки собаки — отрубленные лапы и голова. Женщина пришла в ужас, ведь буквально в октябре на всю страну прогремела история хабаровских живодёрок. Студентки Алина Орлова и Алёна Савченко убивали бездомных собак и кошек. Девушки находили своих жертв по объявлениям и забирали «в добрые руки». Затем жестоко расправлялись с несчастными в заброшенном крематории и все свои зверства снимали на видео. Теперь девушки в СИЗО и в январе ждут приговора суда.

Впрочем, пока местные зоозащитники приходят к выводу, что в Некрасовке столкнулись с другой проблемой. Собак тут убивают отнюдь не ради забавы…

— В этом селе есть люди, которые едят собак, —пояснила Лайфу заместитель председателя общества защиты животных «Зоозащита-ДВ» Наталья Коваленко. — Мы уже знаем, кто это мог сделать и где они, возможно, живут. Но мы пока можем только предполагать, что эту собаку убили именно они. Ищем свидетелей произошедшего, но пока не нашли.

Большинство таких дел обычно даже не доходит до полиции. Просто потому, что есть собачье мясо закон прямо не запрещает. 245-я статья Уголовного кодекса запрещает лишь жестокое обращение с животными из хулиганских или корыстных побуждений. Привлечь к ответственности живодёров можно и по 167-й статье, где речь идёт о причинении вреда имуществу. Но этот вариант, как несложно догадаться, подходит лишь для домашних собак и кошек.

— Против собакоедов полиция уголовные дела, как правило, не возбуждает, — сетует Коваленко. — А иногда даже жалеет их. Ведь в основном это маргиналы и люди в прошлом судимые, неработающие.

Собачья доля

После громкого случая с хабаровскими живодёрками, кажется, лёд тронулся. Правоохранительные органы заинтересовались собакоедами. Например, в ноябре прокуратура Волгоградской области заинтересовалась семьёй, употребляющей в пищу бездомных собак. Проводится проверка. Скандал вокруг собачьего мяса, как выяснил Лайф, разразился в начале декабря в Иркутске.

Один из местных магазинов — «Мясной дворик» — в открытую начал продавать мясо собак породы нуреонги. Она была выведена в Корее, где исторически сложилась культура поедания «самых верных друзей человека». Там нуреонги выращивают на фермах специально на мясо, как у нас коров и свиней. Но, надо отметить, что даже в Корее сейчас набирает популярность движение против собачьего мяса. Особенно активно против традиций выступает местная молодёжь — поколение 20—30-летних. Всё меньше молодых едят собачатину, даже несмотря на конфликты со старшим поколением, которое всячески отстаивает свои гастрономические традиции.

И вот, в то время как в Корее собачье мясо стремительно теряет свою популярность, в России, где исторически никогда не было культуры его употребления в пищу, в 21-м веке вдруг начались продажи этого восточного «деликатеса».

— Мясо нуреонги — 650 рублей, печень нуреонги — 470 рублей, — рекламирует товар иркутский магазин «Мясной дворик» на своей странице в сети «ВКонтакте».

Продукт недешёвый. Для сравнения, говяжью печень продают по 295 рублей, а вырезку из свинины — по 450. Тем не менее продавец считает, что мясо собаки своих денег стоит, и с энтузиазмом описывает его многочисленные полезные свойства: и белка много, и холестерина мало. Но все комментарии посетителей страницы магазина переполнены негативом. После того как в ассортименте появилось собачье мясо, самый распространённый из них — «владельцы магазина — живодёры».

В результате мясо собаки оказалось не только не изюминкой ассортимента, но и сделало магазину приличную антирекламу. Все попытки вывести собачье мясо в легальный сегмент рынка провалились. Телефон, по которому можно заказать доставку мяса по Иркутску, быстро заблокировался.

— Мы в Москву не доставляем, — только и ответил руководитель «Мясного дворика» Александр Нечаев через свою страницу в социальной сети.

Он так и оставил без ответа ключевые вопросы: откуда в магазин поступает собачье мясо, российского ли оно происхождения или импортного. Одним словом, у покупателя фактически нет никаких гарантий, что под видом нуреонги не скрывается обычная дворняжка.

В этом году скандалы вокруг собачьего мяса в Иркутске следовали один за другим. Ещё в январе местные зоозащитники забили тревогу. Они увидели, что собачье мясо поступило в продажу на рынке «Новый».

— На рынке настоящий ажиотаж, китайцы, корейцы готовы часами стоять в очередях, чтобы купить заветное мясо, — такие посты в соцсетях распространяли зоозащитники. — Сейчас ведутся переговоры с питомниками собак в Иркутске для ежедневных поставок свежего собачьего мяса. 

Лекарство от всех бед

Не секрет, что часто собачье мясо едят больные туберкулёзом. Почему-то считается, что оно способствует лечению лёгочных болезней. Несмотря на то что врачи в один голос твердят уже много лет: всё это миф. Лечить туберкулёз нужно лекарствами, а не собачьим мясом. Но, несмотря ни на что, эта легенда оказалась в народе очень популярной. Может быть, от того, что туберкулёз —распространенная болезнь среди малоимущих граждан, бездомных, бывших заключенных. И для них бездомная собака становится бесплатной пищей и «лекарством».

Но с недавних пор появилась новая категория собакоедов, куда более обеспеченных. Дело в том, что собачье мясо попало в рейтинги продуктов от импотенции.

— Это всё результаты увлечения китайской медициной, — рассказывает врач-сексолог Сергей Кузнецов. — Да и вообще всем восточным. Восточная кухня, восточная медицина. Но наши люди многие вещи воспринимает слишком буквально. Услышали про какую-то методику — и бросаются заниматься самолечением. Эффект часто бывает обратным. То же самое и с собачьим мясом. Никаких особенных веществ для повышения потенции в нём нет. Всё это сказки. А вот опасность есть. Мясо бродячих собак может содержать паразитов, ведь фактически продажу его никто не контролирует.

Действительно, как оказалось, особой пользы в собачьем мясе нет, а вот угрозы оно в себе таит немалые. И это доказывают исследования Роспотребнадзора. Именно Хабаровский край, который чаще всего оказывался в эпицентре живодёрских скандалов, оказался в числе лидеров по заболеваемости трихинеллёзом из-за употребления в пищу собачьего мяса. Такой рейтинг в ведомстве составили этим летом. Кстати, трихинеллёз — весьма опасное паразитарное заболевание. Оно сопровождается лихорадкой, мышечными болями, отёком лица, кожными сыпями, а при тяжёлом течении — и кишечными расстройствами. Могут быть осложнения, которые приводят к инвалидности, а в худшем случае и к летальному исходу.

По данным Роспотребнадзора, ежегодно в России регистрируется от 30 до 200 случаев заболевания трихинеллёзом. Больше всего заболевших в Сибирском и Дальневосточном федеральных округах, а именно там чаще всего и встречаются случаи употребления собачьего мяса. Помимо Хабаровского края в рейтинг ведомства попали Красноярский и Забайкальский края, республики Башкирия, Бурятия, Хакасия, Амурская, Иркутская области и Еврейская автономная область.

Как оказалось, 27% заболевших получили паразитов именно с мясом бродячих собак. Причём за последние десять лет число заражений паразитами от мяса собак значительно выросло. Ещё в начале 2000-х такие случаи были единичными.

Впрочем, собаки стали далеко не единственными домашними питомцами, чьё мясо в народной медицине получило статус лекарства для мужской силы. Адепты самолечения начали есть черепах, перуанских морских свинок и даже змей.

Килограмм мяса питона сейчас можно, например, вполне спокойно купить по 4 тысячи рублей. А вот с морскими свинками, например, проблема. Найти их мясо в России сложно. Поэтому российские живодёры предпочитают купить свинку для домашнего приготовления живьём — стоят они в среднем от 500 рублей на любом блошином рынке.

Самые же гуманные любители экзотики отправляются в Перу в гастрономические туры. Там блюдо из запечённой морской свинки называется куй и едят его все подряд. Правда, чтобы отведать куй, придётся заплатить за путешествие порядка 100 тыс. рублей.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: