Какой допинг дают собакам

Сначала коротенькая предыстория.

Мои постоянные читатели знают, что с тех пор, как мою немецкую овчарку Дукса Солрад Зее пригласили на роль Мухтара в известный российский сериал «Мухтар. Новый след», он стал очень часто находиться вне родного дома. На площадке с ним работает замечательный кинолог и дрессировщик (в том числе по подготовке собак к работе на съемочной площадке) Ольга Дедюля.

Идеальная собака? Такое возможно! Почему я считаю, что вправе давать советы по вопросам кинологии?

Легко ли быть прославленным Мухтаром?

И вот я стала замечать за собой, что пока мой пес звездит в кино мне самой стало хронически не доставать спокойных вечерних прогулок, утренних велосипедных кроссов, безмолвной собачьей поддержки, ее ласки, внимания и тепла… В общем всего того, ради чего человек однажды заводит собаку.

Как скоро Дукс освободится от съемок пока непонятно. И поэтому я решила — зрители зрителями, их интересы нарушать негоже, но и лишать себя того, что прочно вошло в мою жизнь 50 лет назад и стало ее неотъемлемой частью, я не намерена.

Поэтому (тому как год минул :)) я созвонилась со Светланой Радченко — заводчицей, у которой девять с половиной лет назад был приобретен Дукс. Свете, как очень сильному специалисту-кинологу, ассу в деле разведения немецких овчарок, я доверяю безоговорочно — знаю она никогда не накосячит, никогда не станет делать коммерческой вязки и прежде чем решиться смешать те или иные крови, десять тысяч раз проверит, какой результат может получиться в итоге. Ну и потом — она лучше всех знает какая собака мне нужна. И вот, позвонив Свете, я сказала ей — хочу собаку!

С тех самых пор я жду МОЮ собаку. Он еще не родился — этот именно МОЙ щенок, но я продолжаю его ждать. Вот и совсем недавно — ощенилась девчонка, на которую я очень надеялась, но в помете оказались одни суки. Придется мне еще потерпеть.

Эту печальную новость я узнала сегодня, созвонившись со Светой. Слово за слово разговор переключился на дрессировку и все, что с ней связано. Я посетовала на сегодняшнее злоупотребление некоторыми инструкторами электроошейниками, которые они стали применять, как панацею для решения самых простых задач.

Ну, например, для того, чтобы ускорить сроки дрессировки. Если обычно дрессировка по курсу ОКД (или как его сейчас называют «Управляемая городская собака») занимает полтора месяца, то с применением электроошейника можно уложиться в три недели. Правда редко кто сообщает хозяевам собак, что во-первых это очень больно и желательно не шибать собаку током по каждому поводу, а лучше и полезнее наладить контакт собака-хозяин, во-вторых спешка уместна только при ловле блох, в третьих — собаки испорченные электроошейником очень часто без него перестают работать вообще, становятся дерганными, трусоватыми и, как следствие, агрессивными. Не верьте, когда вам говорят, что неожиданно швыряющаяся на человека собака — это собака с хорошей мотивацией на охрану и задержание. Нет — это трусливая собака, которая боится боли и старается защититься от нее заранее.

Но, как оказалось все это не есть самое страшное!

В разговоре, Света упомянула, что не так давно она побывала на международных спортивных соревнованиях…

— Закончилась вода и я пошла к машине, чтобы принести новую бутлю. Машина моя находилась довольно далеко в сквере и я невольно стала свидетелем того, как один из спортсменов «разминает» собаку.

Друзья, вот я пишу и по мне мурашки от ужаса бегают. Сделаю паузу…

— Наташа, на собаке было два шокера — один на шее, другой был прикреплен на пах. Потом он вышел на дистанцию, заработал второе место и взошел на пьедестал ПОЧЕТА!

— Свет, а ты когда это увидела не посоветовала хозяину для начала прикрепить электроошейник на свое причинное место и нажать кнопку на пульте?

-Посоветовала. Толку… Они же шальные…

Вот такой вот допинг.

И главное — чего ради?!!

Когда кто-то из человеческих спортсменов начинает принимать допинг в виде лекарственных препаратов — это печально. Но они взрослые люди — им нянька не нужна. Они делают выбор между славой, гордыней и здоровьем. Это их право.

Но издеваться над собакой ради того, чтобы постоять на призовом месте, ради мифической репутации крутого дрессировщика — верх жестокости и цинизма.

Друзья, я не призываю вас надеть на шею шокеры и на себе испытать, каково это — ощущение от электроразряда.

Поверьте мне на слово — это очень страшно и больно! Даже ударив себя по ноге ремнем, вы надолго запомните это ощущение.

Поэтому я и написала для вас правила, которым должен следовать дрессировщик. Поэтому я призываю вас не бить собаку, если только без этого можно обойтись.

Конечно, установить дружеские, партнерские отношения с собакой гораздо сложнее, чем сделать из нее узника электроошейника и вашего раба, но давайте оставаться людьми! Помните — любое рабство заканчивается восстанием и тогда кому-то не поздоровится!

Допинг! Это слово на слуху уже не одну сотню лет. Впервые слово «допинг» (doping) в словарях Англии появилось в 1889 году. Тогда этим словом обозначалась наркотические средства, преимущественно опиум, которые давали лошадям с целью повысить их максимальную резвость и выносливость. Позже, допинг стали применять на собачьих бегах, а через некоторое время и спортсмены, из числа людей, начали злоупотреблять стимуляторами.

Что же такое допинг сегодня? Ясно, что опиум давно не в ходу, поэтому понятие «допинг» включает в себя любые вещества, призванные усилить психо-физические возможности принимающего. Человек, собака,лошадь, получившие дозу допинга, на некоторое время обретают чуть ли не сверх возможности, недоступные без применения специальных препаратов. Конечно, такое издевательство над организмом не проходит бесследно и негативно сказывается на здоровье спортсмена в дальнейшем. Не смотря на это, допинг продолжают принимать люди и пичкать им животных, ибо деньги решают все в мире большого спорта…

С применением допинга боролись с самого его появления. Сначала конники, ибо самая средняя лошадь, показавшая выдающийся результат под воздействием наркотика, тут же снималась с соревнований и продавалась по баснословной цене коннозаводчикам, которые тут же пускали рекордсмена в разведение. Разочарование постигало их много позже, когда выяснялось, что чемпион дает весьма и весьма посредственное потомство. Именно любители чистокровного коневодства, первыми ввели допинг-контроль, дабы не выигрывал скачки кто попало и не вводил уважаемых джентльменов в заблуждение.

Допинг для собак также использовался с давних времен. Собачьи бега популярны в Европе и США по сей день. Ставки и призовые выплаты высоки. Соответственно, для того, чтобы победить, хозяева борзых идут на различные ухищрения и применяют всяческие запрещенные фармакологические препараты. Вообще в любой спортивной дисциплине, где участвуют собаки, применение допинга встречается сплошь и рядом. Учредители соревнований, борются с несанкционированным применением допинга, как могут. На крупных состязаниях проводится допинг-контроль, помогающий выяснить, кто из участников нарушил правила и победил не без помощи химии.

Для определения допинга в организме собаки, у участников отбираются пробы слюны, мочи или крови. При этом, соблюдается строгая конфиденциальность — пробирки с пробами особым образом нумеруются и отправляются в лабораторию в таком виде. Все это время, пробы находятся под бдительным контролем трех человек, которые выбираются путем тайного голосования из участников соревнований. Это, с большой вероятностью, исключает возможность подмены результатов или подкуп лаборанта. Лаборатория проводит анализы и высылает заключение по каждой пробе в комиссию, где принимается решение о принадлежности того или иного вещества, обнаруженного в организме собаки, допингом и что делать с сомнительным спортсменом.

Наказание у всех учредителей различны. Самым мягким наказанием будет снятие участника с соревнований и лишение заработанных титулов, а самым жестким — дисквалификация, вплоть до пожизненной и наложение на хозяина собаки, не прошедшей допинг-контроль, денежного штрафа.

Допинг бывает разный. В уставе каждой организации, устраивающей соревнования, есть списки разрешенных и запрещенных веществ, а также время, которое должно пройти с момента последнего применения применения лекарства до момента стартов.

Условно, допинг, можно разделить на четыре группы:

1. Стимуляторы. К веществам, принадлежащим к этой группе, относятся амфетамин, кофеин и некоторые другие препараты, оказывающие возбуждающее воздействие на нервную систему животного. Позволяя вялую, заторможенную собаку, превратить в активную, пышущую энергией и показывающую выдающиеся результаты! Стимуляторы — одни из самых распространенных видов допинга. Более 50% не прошедших контроль собак-спортсменов, получали вещества этой группы.

Чем опасно применение стимуляторов? Конечно же своими побочными эффектами. Истощенная искусственным возбуждением, нервная система, «выключается» и функционирует на минимуме. Собака выглядит измученной, не реагирует на изменение окружающей среды и внешние раздражители. Нервная система, как известно, регулирует все жизненно-важные процессы, происходящие в организме, а ее угнетение часто приводит к сбоям в работе органов, прежде всего сердечно-сосудистой системы. После нескольких стартов, под воздействием стимуляторов, в организме собаки могут произойти необратимые изменения, приводящие к преждевременному завершению спортивной карьеры, а то и к более серьезным последствиям.

2. Седативные вещества. Это антипод стимуляторов. К седативным препаратам относятся валиум, эпифен, ацепромазин и так далее. Применяются для чересчур возбудимых собак, которые обладают достаточной физической силой и выносливостью, но, перевозбудившись, «сгорают» на первых метрах дистанции. Побочные эффекты при приеме этих препаратов также крайне опасны. Снижается артериальное давление, снижается частота сердечных сокращений, но самое страшное — это воздействие препаратов данной группы на психику собаки.

Известны случаи, когда угнетающим действием седативных препаратов, пользовались недобросовестные владельцы собак, скармливая «успокоительное» конкурентам, дабы снизить их физический потенциал. В соревнованиях, где замешан тотализатор, седативными препаратами «угощают» фаворита, что дает мошенникам срубить большой куш, поставив на второго по значимости, спортсмена.

3. Обезболивающие препараты. Их несколько видов: кортикостероиды (преднизолон), наркотические анальгетики (морфин, пефелин), нестероидные противовоспалительные препараты (парацетамол, кетопрофен, аспирин). Задача обезболивающих препаратов понятна из названия. Снимая болевые ощущения, эти лекарства, позволяют участвовать в соревнованиях собакам с заболеваниями суставов и другими травмами. Обезболивающие применяются и на наших выставках. Делается это для того, чтобы избежать каверзных вопросов эксперта, снижения оценки или дисквалификации. По правилам, на ринг может выйти только полностью здоровая собака. Здесь владельцы пользуются обезболивающими без стеснения, ибо допинг-контроля на выставках не предусмотрено.

Помимо очевидного вреда от того, что собака, не чувствуя боли, перестает беречь поврежденную конечность, чем еще больше ее травмирует, обезболивающие средства оказывают негативное воздействие на печень.

4. Анаболики. Пришли в «собачий» спорт из «человеческого». Изначально, анаболики применялись для быстрого восстановления мышечной массы собаки после болезни. А некоторые затейники нашли для них и другое применение. Накачанная, обладающая большой мышечной массой ездовая собака, имеет неоспоримое преимущество перед соперниками. Только вот в процессе тренировок, развивающих мышцы естественным путем, «прокачивается» и привыкает к повышенной нагрузке сердечно сосудистая система. При приеме анаболиков, мышечная масса набирается очень быстро и сердечко просто не успевает перестроиться.

В результате, всевозможные приобретенные сердечные патологии и посаженная печень. Слышала о том, что анаболики применяются и для выставочных собак, у которых приветствуется массивная, хорошо развитая мускулатура. В реале с такими собаками не встречалась, поэтому не буду утверждать, что данная практика существует.

Допинг применяется также на собачьих боях, на всевозможных соревнованиях по дрессировке, охотничьих испытаниях. Везде, где замешаны деньги. Например, борзая, победившая в собачьих бегах или полевых испытаниях, с большой вероятностью найдет партнера для вязок. Сама вязка с чемпионом будет стоить дороже. Выгода владельца очевидна. Использование допинга безусловно вредит племенному собаководству, так как искусственное увеличение физических возможностей собаки, мешает увидеть истинную картину и может ввести в заблуждение даже опытных заводчиков.

Я считаю недопустимым применение допинга для собак, кроме тех случаев, когда использование лекарственных средств необходимо для лечения животного. Выигрывать соревнования ценой здоровья, а то и жизни, любимой собаки, по меньшей мере подло. Я за честный, здоровый спорт!

Традиционный вопрос: «Как вы относитесь к применению допинга?» задавать не буду, ибо не могу себе представить человека, общающегося на нашем форуме, который одобрил бы допинг в собачьем спорте. Прошу меня дополнить, поделиться своими знаниями и опытом. Приходилось ли встречаться с применением допинга нерадивыми владельцами? Как можно бороться с использованием допинга, по вашему мнению?

О применении психотропных средств в собаководстве

 Глава, посвященная управлению поведением, написана одним из лучших, специалистов в области физиологии высшей нервной деятельности. Как видит читатель, позиция автора в отношении применения фармакологических средств для искусственного регулирования поведения собак не только строго научна, но и гуманна.

 Автор осторожно относится к применению лекарств для коррекции поведения животных как по причине недостаточности современных знаний для целенаправленного влияния на индивидуальную психику, так и по причинам гуманного характера (опасения перед инвалидизацией животного). Профессор В.Г. Кассиль полагает, что глубокого знания физиологии поведения в большинстве случаев вполне достаточно для того, чтобы обходиться без пока еще несовершенных фармакологических средств. Действительно, как это наглядно показано в главе, умело пользуясь физиологическими приемами и знаниями, можно весьма эффективно, не хуже многих лекарств, влиять на поведение животного. Я не знаю, например, лекарства, которое бы лучше повышало чуткость, внимание, ориентировочную реакцию собаки, чем легкое чувство голода, или же действовало успокаивающим образом лучше, чем сытость.

 По большому счету физиолог всегда смотрит на проблему регуляции функций организма глубже и основательней, чем практик и врач. Уязвимость позиции негативного отношения к использованию психотропных средств в собаководстве, по-видимому, лишь в том, что при почти тех же аргументах медицина все же использует их (психотропные препараты сегодня в числе наиболее часто употребляемых — объем продажи психотропных средств в развитых странах к 1990 году приблизился к 10 млрд долларов). Кроме того, реальность такова, что часть собаководов уже использует психотропные средства, а это порождает неравенство возможностей и buy clomid online

необходимость знаний фармакологии психотропных препаратов для организации контроля их применения. Вряд ли также подлежит осуждению использование психотропной обработки собак при их эксплуатации. Рабочий питомник, собаки которого должны интенсивно служить, не может отказаться от возможности ускорить обучение, снять стресс, повысить чувствительность собак, даже если некоторые из них быстрее выйдут из строя. Подлежит лишь осуждению безграмотное использование возможностей современной психофармакологии.

 Следует признать также, что селекционные достижения в собаководстве привели ряд пород (или линий в породах) фактически к закреплению психопатологии в генотипе значительной группы животных. Действительно, питбультерьеры, за которыми пресса прочно закрепила эпитет «собак-убийц», разнятся от большинства пород не столько экстерьерными особенностями, сколько психикой (безудержной злобой, нечувствительностью к боли, упрямством и т.д.). Это можно считать наследственным психическим заболеванием, а не вариантом здорового естественного поведения. Для человека, по тем или иным причинам ставшего владельцем питбуля, применение психотропных средств может оказаться необходимым и единственным гуманным методом контроля поведения его собаки. Использование антидепрессантов может стать выходом из трудного положения для многих владельцев декоративных комнатных собак с ранимой психикой. По-видимому, не случаен успех книги P. Neville «Do Dogs Need Shrinks?», 1992 г. («Нуждаются ли собаки в психиатре?»), ставшей бестселлером в последние годы. Эта книга и глава, написанная В.Г. Кассилем, во многом разные. На мой взгляд, глава глубже и точнее книги Петера Невиля. Конечно, это отражает не только различие в подходах авторов, но и различие проблем, стоящих перед отечественными и зарубежными читателями-собаководами. Но труды П. Невиля и В.Г. Кассиля роднит гуманность подхода и приоритет физиологических методов решения проблем над фармакологическими, которые, однако, не исключаются.

 Соблазн использовать психотропные средства на здоровом животном в качестве допинга достаточно велик, а нормативы выставок и соревнований столь неопределенны и возможности уличить нарушителя столь малы, что приходится лишь удивляться, что применение подобных методов еще не стало поголовным в наших не очень цивилизованных условиях. Я достоверно знаю, что собаководы во время выставок (добавим – и тестовых испытаний) используют в качестве допингов обезболивающие, успокаивающие и возбуждающие средства. Я встречал совершенно безграмотных дрессировщиков, специализирующихся на туго поддающихся дрессировке собаках (плата выше), применяющих курс ноотропов. Не очень грамотный собаковод порой берет фармакологический справочник и выбирает из него психотропные лекарственные средства с нужным, по мнению собаковода, эффектом. При этом обычно отдается, предпочтение наиболее сильно действующим препаратам и совсем забывается о таких довольно мягких и действенных средствах, как витамины, адаптогены и другие лекарства, применение которых в большинстве случаев было бы более оправданным в силу нормализации ими функционального состояния организма собаки, ее нервной системы.

 Клетки мозга очень чувствительны к кислородному голоданию, и поэтому во многих случаях вместо того, чтобы насыщать внутреннюю среду организма чужеродными химическими соединениями, лучше обеспечить животному моцион, хорошее кроветворение. Только когда физиологические средства улучшения деятельности мозга исчерпаны, можно, например, попробовать антигипоксические препараты.

 Сознательный отказ от использования психотропных препаратов на здоровых животных очень желателен. Он требует большой просветительной работы. Утаивание информации ведет лишь к тому, что практики используют наиболее грубые приемы, резкий эффект которых создает им рекламу и одновременно делает их наиболее опасными в неумелых руках. Убеждение в необходимости воздерживаться от допингового применения психотропных средств в собаководстве тем более важно, что соответствующий эффективный контроль наладить весьма сложно.

 Контроль применения психотропных препаратов в принципе может строиться на распознавании физиологических признаков действия этих веществ и на обнаружении следов и продуктов превращения допинга в организме. Результаты биохимического анализа обычно более надежны при положительном ответе, чем при отрицательном. Последний может быть получен не только в случае допинговой чистоты животного, но и по причине ограниченных возможностей методики обнаружения (не то искали, не тем методом, не тогда, и т.д.). Особенно сложно выявить допинг, если он неотличим от естественных компонентов биохимического состава организма. Это относится к натуральным гормонам и другим регуляторам функций нервной системы, их предшественникам и быстро метаболизируемым «провокаторам» каскада событий, приводящих к допинговому эффекту к моменту, когда исходный стимул уже исчезает из внутренней среды организма.

 Неадекватно расширенные зрачки, скачки кровяного давления, гиперемия слизистых, другие вегетативные составляющие действия психотропных препаратов на собаку могут привлечь внимание эксперта к возможности применения допинга. В отсутствие химического контроля применения допингов в собаководстве нужно в принципиальных вопросах племенной работы больше уделять внимание длительным наблюдениям за животным, многократным, внеплановым экспертизам его.

 По-видимому, острее всего проблема психотропных допингов стоит в неприятной большинству собаководов, но реально существующей отрасли — боях (добавим — теперь отчасти и тестовых испытаниях) и бегах. Кроме всего прочего эти виды соревнований связаны обычно с денежными ставками и жестокосердием владельцев (которые любят своих собак за победы и обижаются на них за поражения). Здесь равенство шансов возможно либо при вседозволенности (все равны, так как всем все разрешено), либо при жесточайшем допинговом контроле. Возможно, следует ввести длительную выдержку собак перед состязаниями в изолированных питомниках (отпадут краткосрочно действующие препараты), обязательные анализы мочи, крови и др. Ввиду сложности обнаружения допинга, вероятно, следует узаконить самые строгие наказания и остракизм нарушителей за применение тех методов, которые запрещены. Строжайшее наказание может усилить сдерживающий эффект возможности уличения в использовании допингов.

 Обтекаемую фразу в действующих положениях о выставках собак, говорящую о том, что «собаковод не должен применять методы сокрытия недостатков животного», следует конкретизировать с учетом особенностей психотропной допинговой стимуляции и современных методов контроля. Иначе это ставит, например, на один уровень специальную тренировку, хендлерство и специализированное кормление собак, имеющих недостатки мускулатуры с психотропной обработкой животных, имеющих дефекты высшей нервной деятельности.

 Комментарий ЕСВВ

  1. Одним из наиважнейших направлений деятельности кинологической организации является разработка способов контроля с применением жесточайших мер наказания за обнаружение умышленной метизации собак пород волкодавов (скрещивание с питбулем и другими бойцовыми породами, часто страдающих наследственными психическими заболеваниями).
  2. Требование во время проведения тестинга волкодавов (тем более ОФИЦИАЛЬНЫХ чемпионатов, международных турниров) наличия kamagra online

    документа о происхождении собаки (родословной или справки о происхождении) должно стать обязательной нормой!

  3. Сертификат, levitra online

    подтверждающий титул чемпиона (региона, страны, Европы, Азии, мира) выдавать лишь при наличии не мене трех дипломов об участии в выставках по экстерьеру с оценкой не ниже «очень хорошо» (причем экспертизу должны провести три разных эксперта ранга САС); либо при наличии «Сертификата о допуске к разведению» (наличие трех описаний от трех разных экспертов ранга САС обязательна).

  4. При подготовке судей по тестингу волкодавов включить в программу подготовки способы определения и выявления возможности применения допинга по вегетативным составляющим действия психотропных препаратов на собаку.
  5. На конференциях, семинарах, собраниях клубов и Оргкомитетов соревнований вести активную разъяснительную работу среди владельцев собак, что прежде, чем отдавать предпочтение сильно действующим препаратам можно без вреда здоровью собаки использовать довольно «мягкие и действенные средства, такие, как витамины, адаптогены и другие лекарства, применение которых в большинстве случаев было бы более оправданным в силу нормализации ими функционального состояния организма собаки, ее нервной системы. Клетки мозга очень чувствительны к кислородному голоданию, и поэтому во многих случаях вместо того, чтобы насыщать внутреннюю среду организма чужеродными химическими соединениями, лучше обеспечить животному моцион, хорошее кроветворение». Такие просветительские мероприятия могут послужить для многих действенными превентивными мерами, чтобы остановиться «у последней черты»
  6. При проведении ответственных тестовых турниров, либо решающих поединков (например, полуфиналов и финалов чемпионата) требовать от организаторов наличия специальных «изолированных, закрытых для проникновения посторонних лиц, зон или специализированных питомников с целью длительной выдержки собак перед состязаниями (для предотвращения влияния краткосрочно действующих препаратов), наличия обязательной возможности проведения анализов мочи, крови, проверки артериального давления и др.
  7. Узаконить самые строгие меры наказания и остракизм нарушителей-владельцев собак за применение тех методов, которые запрещены. Фамилии  таких buy propecia

    людей и названия питомников, где были допущены применения допинга, должны быть опубликованы в официальных изданиях, на специализированных сайтах в ИНТЕРНЕТЕ, в Каталогах выставок, в Положениях о зоотехнических мероприятиях, а также в любых СМИ, рассказывающих о событиях в собаководстве. Лишь «строжайшее наказание может усилить сдерживающий эффект возможности уличения в использовании допингов».

  8. «Собаковод buy clomid online

    не должен применять методы сокрытия недостатков животного»  лозунг дня!

Э.Г. Гурман, доктор биологических наук,

П.П.Лещинский, заведующий лабораторией Кинологии Национального аграрного университета, президент ЕСВВ 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: