Породы собак израильской армии

Породы собак израильской армии thumbnail

Породы собак израильской армии

Приходится бойцам подразделений принимать участие и в спасательных операциях. Собаки отыскивают людей под завалами, помогают доставить пострадавшим еду, питье и медикаменты, обеспечивают связь с пострадавшими.

Породы собак израильской армии

Первое кинологическое подразделение у израильтян появилось еще в 1939 году. Оно входило в состав подпольной организации «Хагана», действующей в Палестине. Сам батальон — ровесник государства Израиль. Он появился в 1948 году как особое подразделение кинологов «7149». Но о новом батальоне тогда не было принято говорить вслух — оно долгие годы существовало в обстановке абсолютной секретности.

Породы собак израильской армии

В 1974 году кинологический батальон вошел в подчинение Главного командования пехоты и парашютных войск. Именно тогда он и получил современное название «Окец». В 1980 году подразделение перестало быть секретным — это произошло после громкой операции по освобождению заложников в коммуне Мисгав Ам.

Породы собак израильской армии

Батальон «Окец» состоит из четырех рот: поисково-спасательной, служебно-розыскной, антитеррористической и роты разминирования. Каждая из них укомплектована собаками, которые оптимально подходят для выполнения основных задач, стоящих перед подразделением.

Породы собак израильской армии

Поисково-спасательная рота занимается розыском людей, оказавшимися под завалами. Службу здесь несут в основном лабрадоры, которых тщательно отбирают по характеру. Важнейшее требование к спасательной собаке — отсутствие агрессии к людям.

Породы собак израильской армии

Служебно-розыскная рота выполняет поиск, преследование и задержание подозреваемых. Собаки в ней делятся на две группы: поисковые и «ликвидаторы». Животные, тренированные для поиска, способны искать цель, преследовать ее на расстояние до 6 км и удерживать до прихода бойцов. Псы-«ликвидаторы» выполняют жесткое задержание и, иногда, даже ликвидацию злоумышленника.

Породы собак израильской армии

Задача роты разминирования — поиск взрывчатых веществ, боеприпасов, оружия и наркотиков. Собаки из этой роты несут службу на блокпостах, досматривая людей и автомобили. Это животные некрупных пород, способные проникнуть в самые отдаленные уголки салона или пробраться в фургон «под завязку» заполненный грузом.

Породы собак израильской армии

Особо стоит выделить собак-саперов, идущих впереди воинских подразделений и отыскивающих мины и фугасы. Они первыми заходят в дома, рискуя больше всех. В основном это немецкие и бельгийские овчарки — сильные, выносливые и имеющие отличный нюх.

Породы собак израильской армии

Антитеррористическая рота — это самые сильные и агрессивные псы — ротвейлеры, доберманы и немецкие овчарки. Вместе с бойцами эти собаки штурмуют здания, транспортные средства и освобождают заложников. Собаки имеют очень серьезную подготовку, ведь их задача первыми проникнуть в место, где находится враг и обезвредить самых опасных террористов или людей, отдающих приказы.

Породы собак израильской армии

Во время штурма здания первым туда забрасывается пес, а уже за ним следуют бойцы из штурмовой группы. Когда враг обезврежен, а объект находится под полным контролем, входит кинолог и забирает собаку. Такая тактика полностью оправдана и помогает избежать жертв среди бойцов. Внезапное появление большого агрессивного пса действует на террористов безотказно — они оказываются в замешательстве и рефлекторно втягиваются в борьбу с животным, теряя бдительность.

Породы собак израильской армии

Бывало, что собаки помогали найти террориста, спрятавшегося в здании от штурмовой группы. Иногда происходят и накладки, например, собака переключается с врагов на бойцов спецподразделения, так как те также вооружены. Несмотря на тщательную подготовку питомцев, такие случаи все же бывают — так как даже самая умная собака в бою часто действует рефлекторно.

Породы собак израильской армии

Высокая эффективность батальона «Окец» связана еще и со спецификой региона. Для мусульман собака — нечистое животное, поэтому покусанный ею перед смертью террорист не может попасть в рай. Из-за этого там, где на блокпостах несут службу служебные собаки, «шахиды» появляются гораздо реже.

Породы собак израильской армии

На сегодняшний день в «Окец» работают около сотни собак. Срок службы животного в подразделении не превышает 7−8 лет, после чего, если позволяет здоровье и характер, ее могут перевести в полицию. Там собаки выполняют те же функции, что и в армии — разыскивают людей, наркотики и оружие. Исключение составляют «ликвидаторы» — это опасные псы отправляются на пенсию и к работе больше не привлекаются.

Породы собак израильской армии

Щенков, которым предстоит служить в «Окец», покупают в Европе, чаще всего в питомниках Германии и Нидерландов. Их возраст всего 3−6 месяцев, а цена может составлять 15 тысяч долларов (более 1 миллиона рублей). Собак тщательно проверяют военные кинологи — к животным предъявляются очень строгие требования как физические, так и психологические.

Породы собак израильской армии

Прошедшие отбор собаки обучаются в течение года и лишь затем попадают на службу. Поисковых собак и спасателей перед этим подвергают обязательной стерилизации.

Породы собак израильской армии

Кинологов в батальон набирают из спецподразделения «Дувдеван» и израильских ВДВ. Каждый военнослужащий проходит годовой курс обучения с обязательной сдачей нормативов. С 2004 года в рядах «Окец» могут служить не только парни, но и девушки.

Породы собак израильской армии

Собаки спецподразделения живут в отдельных клетках, площадью 6 квадратных метров. В таком жилище есть место для приема пищи и отдельный туалет с хорошей системой вентиляции. Полы клеток покрывают специальной керамической плиткой, которая хорошо моется, но не скользит.

Породы собак израильской армии

В батальоне есть своя штатная ветеринарная клиника, в которой есть все необходимое для лечения четвероногих солдат. Ее специалисты могут проводить сложнейшие операции, в том числе стоматологические. На территории комплекса «Окец» находится также фитнес-центр для собак с бассейном.

Породы собак израильской армии

Последний приют псы из батальона находят на созданном в 2004 году кладбище. Погибших при исполнении животных и умерших своей смертью «ветеранов» хоронят с воинскими почестями. Это ни у кого не вызывает удивления, так как на счету многих собак десятки спасенных человеческих жизней.

Смотрите также — Идеальное сочетание: собаки и винтажные авто

Понравилось? Хотите быть в курсе обновлений? Подписывайтесь на наш Twitter, страницу в Facebook или канал в Telegram.

В апреле 1980 г. группа палестинских террористов проникла в кибуц Мисгав-Ам, что расположен на израильско-ливанской границе. Целью террористов был захват в заложники и убийство детей в детском саду. На освобождение заложников был брошен спецназ Генерального штаба. Решающую роль в штурме захваченного детского сада сыграла овчарка Томми из кинологического подразделения ЦАХАЛа – огромный пес первым атаковал террористов, вызвав огонь на себя. В ходе скоротечного боя все террористы были уничтожены и заложники освобождены, однако овчарка погибла в этой схватке. Отважный пес был похоронен со всеми воинскими почестями, какие положены бойцам спецназа.

Отряд 7149

Бой в кибуце Мисгав-Ам широко освещался в израильской прессе. Тогда и была впервые открыта информация о секретном кинологическом подразделении ЦАХАЛа, в котором служила овчарка Томми.

К тому времени это подразделение уже имело долгую историю. Еще до создания Израиля, в 1939 г., в еврейской подпольной армии «Хагана» было создано кинологическое подразделение, собаки которого занимались охраной еврейских поселений и поиском взрывчатки. В ЦАХАЛе с 1948 г. существовало секретное кинологическое подразделение, получившее название «отряд 7149». Собаки этого отряда не раз шли в бой вместе с солдатами.

Война с террором требовала непрерывного увеличения числа четырехлапых бойцов и расширения их многочисленных функций и обязанностей. В связи с этим на базе отряда 7149 был сформирован кинологический батальон «Окец» («Жало»), ставший одним из крупнейших и опытнейших боевых кинологических подразделений в мире.

Собаки батальона «Окец» обучены действовать под огнем врага, среди разрывов мин и ракет они атакуют противника, находят раненых на поле боя и доставляют им средства спасения. Множество солдатских жизней было спасено в результате своевременного обнаружения собаками зарядов взрывчатки и мин-ловушек.

Собаки разные нужны

Четырехлапый «личный состав» батальона «Окец» проходит тщательный отбор – стоимость служебной собаки составляет 10–15 тыс. долл., и их выращивают в собачьих питомниках Голландии и Германии. Отобранных псов ждет напряженный курс боевой подготовки и встреча с солдатами-проводниками.

Собаки батальона «Окец» разделены по специализации: поиск взрывчатки, захват и ликвидация противника, поиск и спасение людей.

Собаки, занятые поиском взрывчатки, делятся на две категории: поиск взрывчатых веществ и поиск взрывных устройств. Первым занимаются, как правило, собаки мелких пород, способные проникать в укромные места. Они, например, осматривают салоны автомобилей, задержанных на блок-постах. Поиском взрывных устройств занимаются более выносливые и крупные собаки, такие как немецкие и бельгийские овчарки.

Для захвата и уничтожения противника используются специально тренированные агрессивные крупные псы, способные вступить в схватку с вооруженным террористом. Они также делятся по своим физическим данным: одни предназначены для длительного преследования на открытой местности, другие – для операций в помещениях. Как правило, это собаки-киллеры, готовые вступить в схватку с вооруженным противником и уничтожить его.

Для поиска и спасения используются крупные собаки, дисциплинированные и лишенные агрессивности, такие как лабрадоры.

Породы собак израильской армии

Переноска боевых собак в израильской армии

Одно время предполагалось использовать собак-камикадзе: с закрепленным на туловище зарядом взрывчатки они должны были проникать в бункеры, где прячутся террористы, и взрываться там, уничтожая врага. Такие собаки использовались во время Первой ливанской войны 1982 г., однако со временем было решено отказаться от такого применения служебных собак.

Само присутствие служебных собак на блок-постах и в охранении способно остановить потенциальных террористов: как известно, исламская традиция относит собак к «нечистым животным». Исламисты считают, что если террориста-смертника, готового взорвать себя, перед смертью укусит собака, то он не станет шахидом и не попадет в рай. Такая перспектива совсем не устраивает террористов, заставляет их отказаться от нападения, и потому они стараются держаться подальше от четырехлапых бойцов.

Обучение собаки – как воспитание ребенка

Встрече солдата-проводника и его собаки предшествует длительный процесс отбора и учебы обоих участников этой нерасторжимой связки. Будущий солдат-проводник должен удовлетворять требованиям к солдату-пехотинцу. Он проходит обычный для пехоты курс боевой подготовки и осваивает военную специальность, такую как пулеметчик, снайпер, гранатометчик. Затем он сдает экзамен на умение обращаться с собакой. При отборе будущих проводников собак преимуществом является предшествующий опыт собаковода-любителя. Иногда солдат приходит на службу со своей собакой, выращенной дома.

При отборе солдат-проводников большое внимание уделяется их чувству ответственности и способности самостоятельно принимать решения. Дело в том, что проводник и его собака в ходе выполнения боевой задачи часто придаются другим воинским подразделениям и действуют вдали от своих командиров. В такой ситуации важным условием успешного выполнения боевой задачи является ответственность проводника за порученное задание и его способность самостоятельно принимать решения в сложных ситуациях.

Только после двухмесячного курса обучения происходит встреча солдата с собакой, с которой ему предстоит служить. С этого момента проводник и собака становятся одним целым до конца службы: они должны совпадать по своим личностным свойствам, понимать друг друга буквально с одного взгляда. Солдат-проводник сержант Л. поясняет: «Я должен знать и понимать мельчайшие детали поведения моей собаки, чтобы предугадывать ее намерения. Я знаком с ее мимикой, с различными движениями ее ушей и хвоста. Я понимаю, когда собака устала или потеряла след. На каждое изменение в поведении моей собаки я должен реагировать соответствующим образом».

Курс обучения собак в батальоне «Окец» составляет не менее пяти месяцев. С начала обучения солдат-проводник и его собака непрерывно находятся вместе и так бок о бок проходят всю совместную службу: вместе тренируются, участвуют в учениях и боевых операциях. Старший сержант Авив говорит о своей собаке: «Это как воспитание ребенка: вы должны кормить его, обучать и заботиться о нем. Залогом успеха является только теснейшая взаимосвязь между собакой и ее проводником».

С 2004 г. в батальоне «Окец» солдатами-проводниками наравне с парнями служат и девушки. К ним предъявляются те же требования, что и к проводникам-мужчинам. Многие девушки, любящие собак, мечтают служить в батальоне «Окец». Однако они не участвуют в боевых операциях, а вместе со своими собаками занимаются поиском взрывных устройств и взрывчатых веществ.

В батальоне «Окец» тщательно заботятся о своих четырехлапых бойцах: каждая собака содержится в отдельной шестиметровой клетке, пол которой покрыт материалом, предотвращающим травмы лап. Действует собачий фитнес-центр, бассейн. Есть ветеринарная лечебница, где проводятся сложнейшие хирургические операции, собачьи клыки лечат стоматологи. На содержание каждой собаки батальона «Окец» тратится не менее 1000 долл. в месяц.

Срок «собачьей службы» составляет 7–8 лет, после чего собаки переводятся в полицейские питомники. Многих «ветеранов» забирают к себе домой солдаты-проводники.

С 2003 г. существует специальное военное собачье кладбище. Там тянутся ряды могильных плит с именами четырехлапых героев. На надгробиях обязательно указывается, что собака погибла в бою, умерла от старости или болезни. Над военным собачьим кладбищем возвышается статуя – солдат-проводник со своей собакой. Моделью для скульптуры собаки послужила немецкая овчарка Оскар, павшая в 2003 г. в бою.

Породы собак израильской армии

Кладбище боевых собак

Соло для солдат с боем

К сожалению, число могил на собачьем кладбище с каждым годом растет. Только во время операции в Газе летом 2014 г. погибло пять собак. Собаки батальона «Окец» сражались наравне с солдатами – они участвовали в поисках и ликвидациях террористов, бесстрашно шли в подземные туннели, искали взрывчатку в домах и на дорогах. Одна из погибших собак – бельгийская овчарка Тамара – приняла на себя взрыв в заминированном доме, закрыв собой своего проводника. Еще один четверолапый боец погиб при разминировании туннеля.

Собаки батальона «Окец» под огнем врага нашли в развалинах и руинах тела 13 погибших солдат, они находили раненых на поле боя и доставляли им средства спасения.

Солдаты считают служебных собак своими боевыми товарищами, на равных делящими с ними все тяготы и опасности в бою. Собака Соло из батальона «Окец» во время боев в Газе не раз приходила на помощь солдатам: под огнем врага, в пыли и дыму она разыскивала раненых, выводила своего проводника на мины-ловушки и потайные бункеры террористов. Многие солдаты обязаны своей жизнью этому четырехлапому бойцу. Когда в ходе боя поступило печальное известие о том, что Соло погибла в очередной схватке с террористами, командир бригады «Гивати» приказал своим солдатам во чтобы ты ни стало вытащить из пекла боя тело геройского пса, чтобы похоронить его с соответствующими воинскими почестями на собачьем кладбище Израиля. Под огнем врага солдаты исполнили этот приказ.

Известное выражение «Собака – друг человека» в батальоне «Окец» наполняется глубинным смыслом и содержанием.

«ОКЕЦ» — лающий СПЕЦНАЗ…….Четвероногие воины ЦАХАЛа  

Израильский опыт по борьбе с терроризмом получил заслуженную оценку во всем мире.

Но, оказывается, у Тель-Авива есть чему поучиться, не только когда речь идет о сотрудниках спецслужб и их заслугах, но и когда в центре повествования стоит собака. Наш рассказ – о секретном подразделении «спецпсов» Израиля. 

Подразделение «Окец» состоит из четырёх рот: поисково-спасательной (поиск людей, оказавшихся в завалах), служебно-розыскной (преследование и задержание разыскиваемых на местности), разминирования (поиск и обнаружение взрывных устройств) и антитеррористической (задержание террористов, находящихся в укрытиях). 

Бойцы «Окец» при проведении мероприятий активно пользуются тем, что согласно исламу, собаки являются нечистыми животными контакт с которым запрещён: если смертник самоубийца взорвется вместе с собакой он будет осквернён, то он не станет шахидом и не попадет в рай.

 

В «Окец» собаки делятся на три категории.

Первые — собаки, чья специализация — поиск взрывчатых веществ. Поисковики в/в, в свою очередь, делятся на два разряда. Одни собаки подготовлены на поиск оружия и взрывчатых веществ, но не взрывных устройств. Они осматривают салоны автомобилей на блокпостах. Как правило, это собаки малых пород. Другие предназначены для поиска взрывных устройств. Это более выносливые и крупные собаки, чаще всего — немецкие или бельгийские овчарки.

Вторые — собаки на задержание. По своим физическим параметрам они делятся на «чистых» поисковиков и ликвидаторов. И те и другие могут вести поиск и задержание подозреваемого. Но одни ориентированы на длительное преследование, другие на поиск в помещении и жесткое задержание, граничащее с ликвидацией.

Наконец, третьи — поисковики-спасатели. Поисково-спасательный отряд составляют собаки разных пород, в большинстве своём это лабрадоры. Главное требование к этим собакам — отсутствие агрессивности.

 

Собаки в подразделении закупаются за рубежом. По некоторым сведениям — в Голландии, по стоимости от 3,5 до 10 тыс. долл. Содержание, обучение, ветеринарное обеспечение обходится в среднем до тысячи долларов в месяц на каждого пса. Тренировка занимает до года.

Каждому псу на базе полагается личная клетка размером в шесть квадратных метров, с выложенным керамической плиткой полом, «столовой» и проветриваемым, освещённым туалетом.

Срок службы собаки в подразделении не может превышать семь-восемь лет. По окончании этого срока животное при хорошем состоянии переводится на работу в соответствующие подразделения полиции. Там собака работает согласно специализации.

С 2003 года в Израиле функционирует специальное кладбище для военных собак.

  

Будни подразделения «Окец»

Баско немного беспокоился. Это место он знает — и как и все боевые собаки подразделения кинологов «Окец» — недолюбливает. Сегодня по плану — зубоврачебный кабинет. Несколько минут после укола наркоза у пса грустнеют глаза. Оператор его успокаивает — насколько может. Пес еще сопротивляется наркозу. Следующий этап интубация — собаку усыпляют окончательно с помощью анестетического газа.

«Это боевая собака из группы преследования, он натаскан преследовать по следам и, в конце концов, нападать на человека, по следу которого его пустили. Сейчас мы проводим ему чистку камня», — объясняет врач-ветеринар, майор Илан Франко.

Таль, ассистент ветеринара работает аккуратно. Сначала надо снять грубый налет, потом провести обработку бормашиной, потом отполировать и провести полную дезинфекцию десен. У некоторых собак — как и у людей — есть склонность к проблемам с деснами, и иногда это может привести даже к потере нюха. В какой-то момент Илан сам принимается за работу.

«Есть очень спокойные собаки — и это самые лучшие клиенты. А есть собаки, которые боятся сюда нос сунуть — дикий страх, стресс. И тогда каждое прикосновение к псу -это мини-война, продолжает объяснение Илан Франко. — Мы, ветеринары, с их точки зрения, самые страшные люди, мы их дергаем, колем, давим на какие-то места, и часто собаки на нас срывают свою агрессию. Вне клиники — милейшие псы, внутри — могут быть очень агрессивными и даже опасными».

Пока Баско спит под наркозом в клинике, Лиор, оператор, выводит Исту — натасканную на поиск взрывчатки — на полосу препятствий. Пятилетняя Иста, побывавшая в разных боевых передрягах, резвится как щенок. С годами между оператором и его псом налаживается особенное взаимопонимание.

«В конце концов ты проводишь с собакой очень много времени — и учения, и операции. И ты учишься понимать поведение пса, знаешь, когда радуется, когда грустит, когда болен, — рассказывает Лиор. — Ты на собаку можешь полностью положиться, она — с твоей точки зрения — становится частью боевой группы, еще один сослуживец, товарищ по оружию, ты уже не относишься к ней просто как к собаке».

При этом операторы осознают и горькую реальность. За годы интифады и войн подразделение потеряло много четвероногих бойцов.

— Но когда ты ее посылаешь в бой — ты не боишься, что она пострадает? И что тебе придется эвакуировать ее в клинику?

— Всегда опасаешься, что это может произойти, мысль сидит в мозгу. Но, в конце концов, ты это делаешь ради ребят в подразделении, ради армии. Давай скажем так: лучше чтобы, не дай бог, конечно, чтобы с собакой что-то случилось и она пострадала, чем солдат.

А в клинике доктор Илан с ассистентом продолжали вдумчиво и не торопясь приводить десны Баско в порядок. Очереди нетерпеливых клиентов здесь нет. Вообще же в клинике военные ветеринары проводят и экстренные операции

«Собаки с пулевыми ранами к нам почти не попадают, потому что их шансы дотянуть до клиники ничтожно малы. Пес, который нарвался на пулю, обычно умирает сразу — на нем же нет бронежилета. Те, кто выживают — после легких ранений, в мышцу или в лапы – счастливчики», — говорит Илан Франко.

Подошло время общего осмотра. Доктор Илан начал прием всех желающих, без предварительной записи. Кого-то взвешивают, кому-то прописывают диету. А Идана с псом Акселем послали на тренажеры. Размяться. В клинике говорят, что собаки обожают свой спортзал.

Быстрее. Еще быстрее. Пробежка — два километра. Лиор с Истой в это время заканчивают полосу препятствий. Баско ложится на амбулаторное наблюдение после наркоза. Как люди. Как обычные бойцы, которых в подразделении не только ценят и но и искренне любят…

  Андрей Кожинов  

 

О́кец (ивр. ‏עוקץ‏‎‎‎ — «жало») — специальное кинологическое подразделение Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ). Другие названия: «подразделение 7149», «Стинг» (от англ. sting — жало), «Калбиа» (рус. псарня)

Главная задача — помощь подразделениям захвата и вмешательства при выполнении антитеррористических операций. 

«Окец» – лающий спецназ 

 

Оскара хоронили через два дня после его трагической гибели. Янив произнес прощальные слова над свежей могилой друга:

– Он был всего лишь собакой. И, конечно, лучше, что погиб он, а не кто-то из солдат. Но мне трудно свыкнуться с мыслью, что его больше нет. Потому что это был не просто пес. Он был частью меня. Он не отходил от меня ни на шаг в самых тяжелых операциях. Мы укрывались одним одеялом, когда замерзали от холода в чистом поле.

Бельгийская овчарка Оскар погибла во время боевой операции в Хевроне. Она несла службу в особой части ЦАХАЛа (Армия обороны Израиля) – «Окец».

Недавно армейское командование включило «Окец» (другие названия этого подразделения – «7149», «Стинг», «Калбиа») в список спецподразделений – вместе со спецназом генерального штаба «Сайерет маткал», «Флотилией-13» ВМС и «Шельдагом» сухопутных войск. Штаб подразделения расположен на авиабазе Сиркин, а основным оружием, используемым для выполнения поставленных задач, являются поисковые и боевые собаки.

С сентября 2000 года, когда началась вторая «интифада» (восстание палестинцев), подразделение «Окец» постоянно находилось на передовой.

– Многие солдаты и офицеры просто не знают, что своей жизнью обязаны нашим псам, – говорит командир части подполковник Арик. – Наша основная проблема в том, что мы не успеваем участвовать во всех операциях, о которых нас просят. Собаки для ведения боевых действий и оперативно-розыскной работы есть только в нашем подразделении. Оно – единственное в своем роде. А на территориях воюют десятки подразделений.

Стены кабинета подполковника увешаны почетными грамотами от командования ЦАХАЛа. Арику 32 года, он женат, имеет двоих детей. С 1989 года служил на различных должностях в спецподразделении «Дувдеван». Перед назначением на пост командира «Океца» был заместителем начальника учебной базы израильской армии «Адам». Там он обучал солдат приемам борьбы с террористическими группами.

Подразделение «Окец» состоит из четырех рот: поисково-спасательной (поиск людей, оказавшихся в завалах), служебно-розыскной (преследование и задержание разыскиваемых на местности), разминирования (поиск и обнаружение взрывных устройств) и антитеррористической (задержание террористов, находящихся в укрытиях).

Собаки из последней роты применяются при проведении операций по освобождению заложников. Они первыми врываются в помещение и нападают на террориста.

Это специально обученные крупные собаки агрессивных пород: ротвейлеры, немецкие овчарки, доберманы. При проведении операции они помогают штурмовой группе быстро выделить террористов среди других людей, даже если они одеты в схожую с заложниками одежду и у них не видно какого-либо оружия.

Умению распознавать экстремистов среди заложников уделяется особое внимание при дрессировке. Таких собак учат нападать не только на вооруженных людей, но и на тех, кто ведет себя агрессивно (отдает приказы, избивает других и т.д.).

Один из вариантов использования собак при проведении операции по освобождению заложников может выглядеть следующим образом. Штурмовая группа находится у входа в здание, там же располагается кинолог с собакой. По команде вскрывается дверь, и кинолог запускает собаку, а сам уходит в сторону, освобождая проход штурмовой группе. Животное, попав в помещение, определяет цель и нападает, причем оно выдрессировано так, что должно выбирать объектом атаки самого агрессивного террориста. Вид свирепого зверя, неожиданно ворвавшегося в помещение, производит сильное впечатление и часто заставляет экстремистов сосредоточить свое внимание на нем, а не на штурмовой группе.

После того как устанавливается контроль над помещением, вмешивается кинолог. Если этого не сделать, пес в азарте боя может загрызть террориста или переключиться на членов штурмовой группы (они ведь тоже вооружены). И такие случаи бывали.

Собак «Океца» готовят по пяти направлениям: поиск и обнаружение взрывчатых веществ, оружия, боевые псы, следопыты и спасатели. Существует пять соответствующих специализированных групп.

Широкой общественности знакомы больше всего четвероногие спасатели, участвующие в работах по ликвидации последствий природных катаклизмов. Они обходят завалы домов после землетрясений в поисках заживо погребенных. Некогда они вместе со своими проводниками, военнослужащими резерва, служили в частях войск тыла. Несколько лет назад спасателей перевели в «Окец».

Проводники воспитывают таких собак дома, и лишь раз в неделю они проходят сложнейшие тренировки на базе части. Труднее всего готовить собак-следопытов. Основная задача таких псов – преследование террористов. Они должны уметь догнать боевика на расстоянии до шести километров, а догнав, вступить с ним в схватку и задержать до подхода проводника.

Собаки, обученные на распознавание взрывчатки, идут впереди армейских колонн. Они первыми заходят в дома, где могут быть спрятаны или заложены взрывные устройства. Но больше всего в «Океце» гордятся боевыми псами.

– Их готовят к мгновенной нейтрализации врага на любом ландшафте, будь то пещера, туннель, дом или открытая местность, – объяснил мне Арик. – Если челюсти такого «бойца» сомкнутся на теле террориста, то освободиться он уже не сможет.

Однажды такой пес «работал» со штурмовой ротой «Гивати», которая вела поиск террориста в палестинской деревне. Собака забежала на второй этаж и там атаковала боевика. Когда солдаты приказали бандиту сдаваться, он выполз вместе с висевшим у него на плече псом.

Константин КАПИТОНОВ

Тель-Авив – Москва 

Меняться будем, брат? 

ЧЕТВЕРОНОГИЕ БРАТЬЯ ПО ОРУЖИЮ  

«Окец» – лающий спецназ — Гудок 

источник: Википедия 

Понравилась статья? Поделиться с друзьями: